А внизу была земля
Страница 123

ого ядра. - Как увел капитан шестерку, так и привел. Без сучка без задоринки. В целости и сохранности. Вот что важно после Акимовки! Есть люди, перед войной не гнутся, - колебнувшаяся было уверенность в этом восстановлена. Первое проявление чувств - сразу после посадки. Каждый полон собой. Своей завершившейся работой, своей усталостью, своим восторгом, своим ожесточением, своим переживанием, бесконечным и неизъяснимым, как сами жизнь и смерть, жернова которых обминают летчика. - Ну, "эрликоны" дали! Вначале ничего, а потом стучат, стучат, не захлебнутся. - Против зенитки Иван выделялся? - Я бил! - заверяет Иван. - А они вдогон! В бок вмазали, во пробоина! - Не будь бронедверки, Колька бы сейчас не лыбился. - Ты с разворота аварийно бросил? - Прицельно! - Я следом шел, видел, как все добро посыпалось. - Прицельно, что ты! - Как всегда, под сильным впечатлением уверения безаппеляционны. - Прицельно - не прицельно, рядить не будем, а взрыв и три факела есть. - Правая пушка опять отказала! Пусть инженер сам слетает, если совести нет . Все обратно привез, все! - Склад горючки у них? - На переднем-то крае? Снаряды, наверно. Как ахнуло! - Мне телега подвернулась . - Те-ле-га . Кухонная двуколка. Кофе с бутербродами. На завтрак. - Ты видел? - Кофе с бутербродами? "Три факела", то есть три пожара, и мощный взрыв подтверждены единодушно, во всем слышна радость успеха. Молодой летчик Гузора, приплясывая, скидывает парашют. Левый сапог его разодран, губы спеклись, крупные, навыкате глаза блуждают. Он как бы ошарашен, верит себе и не верит, мажорный гомон стоянки не воспринимает, - ждет, когда выберется из своей кабины его стрелок, краснолицый увалень старшина. Стрелок едва ли не годится летчику в батьки, ему аж за тридцать, и боевым опытом он побогаче Гузоры. - Но ты видел? - несмело подступается Гузора к старшине. В пылающих глазах летчика и торжество, и ужас, и сомнение . - Парашютиста? - отзывается старшина. - "Фоккера"! Рыло тупое, круглое . - Справа? - Да слева же, слева! Впервые "фокке-вульф" пронесся в такой близи, что Гузора увидел грязь, присохшую на клепаном его хвосте, облупившийся "фонарь" кабины, чуть ли не буковки на тусклом эбоните шлемофона. Он поражен этим зрелищем, жутким и необъяснимым: ведь "фоккер" молнией пронесся слева, внутри боевого порядка их шестерки . а стрелок в ответ мычит. А земля, стоянка обступают Гузору обыденным: механик интересуется наддувом, звеньевой торопит куда-то перерулить . И не сводит с Гузоры глаз прибывший в полк накануне, совсем еще молоденький летчик, которому все это предстоит. Лицо его от ожидания и нетерпения бледно. Да был ли "фоккер"? Все собираются под крыло "Орлицы", Комлев, воодушевившись, делится увиденным. - Знакомого повстречал, - говорит он зло и весело, наслаждаясь эффектом своего сообщения, выдерживая паузу. - Здорово, говорю, фон Пупке, давно не виделись. С Абганерова. Ты в меня еще под Абганеровом метил, хотел убить, не получилось, теперь здесь гоняешься. Узрел тебя, субчик. Я пикирую, все стволы бьют заградительным, а он занял командное орудие и не стреляет, развернул свой ствол в сторону моего выхода из атаки, ждет, чтобы я ему спину подставил, в спину привык всаживать . Нема дурных, фон Пупке. Силаев! - обращается к заму капитан, подводя итог вылету, своим отношениям с фон Пупке, со злосчастной Акимовкой. - В письме Елене вставь, что отомстим. От общего имени, понял? Не забудь. Чтобы знала. Может, еще кому ни то улыбнется из своего угла, покажется загадкой, - не исключено, что будущее печальной Елены при этом мечтательно, таинственно, неясно, сплетается с будущим самого Комлева, склонного к неожиданным решениям, как, например, июньским мирным днем на дебарка
Страницы: 119 120 121 122 123 124 125 126 127 
Ваша милость пожелаете усладиться с красивой проституткой с неизбитого мира? Здесь безостановочно избирайте себе без самоограничений на нашем веб-ресурсе для взрослых https://prostitutkikrasnodara2020.com подогнанную проститутку из Краснодара 2020.